Главная » Статьи » Психология и педагогика

Достижение и самоотношение

Изучение проблем жизненного пути личности указывают на то, что важнейшим условием развития и самореализации личности является ее жизненная перспектива как образ желаемого и осознаваемого как возможного будущего жизни. По мнению, в частности, К. А. Абульханова - Славская, такая перспектива дает человеку возможность организовывать собственную жизнь, планировать и реализовать его. По мнению Б. Ананьева, именно в субъективной картине жизненного пути отражаются этапы социального и индивидуального развития личности. Как отмечает А. Кроник, специфической чертой детерминации человеческой жизни является то, что вместе с обусловленностью последующих событий прошлыми (т.е. детерминация прошлым) существует также и детерминация будущим, т.е. целями и предполагаемыми результатами жизнедеятельности. Поэтому закономерно предположить, что реализация личностного потенциала возможна лишь при условии ее адекватного самоотношения, притязаний и жизненной перспективы человека.

Профессиональное будущее, которое человек представляет как потенциально возможное, выполняет функции субъективной регуляции и влияет на жизненные выборы, поступки и деятельность человека, на вектор его личностного и профессионального развития.
Понятие «жизненные притязания» является относительно новым в научном анализе. Исследование психологических аспектов притязаний было начато К. Левиным и Ф. Хоппе. В частности, К. Левин ввел понятие «уровень притязаний» для обозначения стремления личности к цели такой сложности, которая, на ее взгляд, соответствует его способностям. По Левиным, успех в деятельности человека зависит не столько от реальной сложности работы, сколько от ее оценки собственных возможностей по решению проблемы. Причем выбор степени сложности задачи определяется предыдущим опытом, а переживание успехов и неудач - отношением человека к цели.

По мнению К. А. Абульханова - Славская, именно притязания проявляют единство стремлений личности и ее требований к тому способу, каким они должны быть довольны. Притязания включают не только предметную, но и ценностную особенность связи личности с действительностью, они аспектом самовыражения. Именно притязания побуждают его к осуществлению деятельности, соответствующий этим притязаниям и формирования жизненной перспективы.

К. А. Абульханова - Славская предлагает различать жизненную, психологическую и личностную перспективы как отличные друг от друга явления. Причем психологическую перспективу он понимает как способность человека сознательно в когнитивном плане предвидеть будущее, прогнозировать его, представлять себя в этом будущем, и эта способность зависит от типа личности. Так, у одних людей представления о будущем связаны по своему характеру с профессиональным выбором, у других - с домогательствами в сфере личностной жизни (друзья, любовь, семья). Эти различия в типе перспектив обусловлены стремлением молодых людей к реализации себя в тех сферах жизни, в наибольшей степени соответствуют их ценностным ориентациям. Личностная перспектива отражает уровень зрелости личности, потенциал развития, способность к организации времени собственной жизни. Жизненная перспектива включает всю совокупность обстоятельств и условий жизни, способствующие оптимальному личностном продвижению, саморазвития, самоактуализации [13].

Анализ значительного количества исследований показал, что проблема жизненных притязаний достаточно активно рассматривается как механизм самоосуществление, саморазвертывания, самореализации личности (К. А. Абульханова - Славская, Т. М. Березин, С. Я. Карпиловский, Л. А. Лепихов, Т . М. Титаренко и др.). В частности, К. А. Абульханова - Славская и Т. М. Березина понятия «жизненные притязания» понимают как предвидение ожидаемого удовольствия, но не локальное, ситуативное удовольствие, а именно общая удовлетворенность жизнью "как обобщенное чувство его достоверности».

Также достаточно важным показателем психологического благополучия человека является его отношение к себе. Самоотношения является традиционной научной проблемой в психологии и не исчезает из поля зрения исследователей со времен У. Джеймса.
Активное осознание собственного потенциала, жизненных планов, целей, ценностей, которое приходится на юношеский возраст, возраст ответственного жизненного самоопределения личности является предметом многочисленных исследований (Л. И. Божович, Е. И. Головаха, И.С. Кон, Г. С. Костюк, А. Н. Леонтьев, С. Д. Максименко, Т. М. Титаренко и др.). Накоплены значительные теоретические и экспериментальные данные по проблеме самоотношения как объекта психологического анализа.

К категориям, зачастую употребляются, раскрывают суть отношение человека к себе, традиционно относятся четыре: «общая» или «глобальная самооценка», «самоуважение», «самоотношение» и «эмоционально - ценностное отношение к себе». Можно также встретить в литературе такие понятия, как обобщенная самооценка, самоуважение, самоухвалення, самоуверенность, чувство собственного достоинства, самоудовлетворения, аутосимпатия, самоценность и др.. Их содержание раскрывается с помощью таких психологических категорий, как «установка» (Д. Н. Узнадзе), «личностный смысл» (А. Н. Леонтьев), «отношение» (В. М. Мясищев), «аттитюд» (M. Rosenberg, R. Wylie), «социальная установка» (И. С. Кон, Н. И. Сарджвеладзе), «чувство» (С. Л. Рубинштейн).

Наиболее устоявшимся в психологии есть термин «глобальная самооценка». В ряде источников этот термин принципиально расходящийся с термином «самопознание». Так, западные психологи в самопознании традиционно проявляют причину и смысл собственного поведения человека, его взаимоотношения с другими людьми, тогда как самооценка подчеркивает положительный или отрицательный модусы восприятия себя, своих возможностей, качеств, места среди других людей. В отечественной психологии под глобальной самооценкой преимущественно понимают особое аффективное образование, которое является результатом интеграции самопознания и эмоционально - ценностного самоотношения или общее ощущение «за» или «против» себя как совокупность положительных и отрицательных моментов самоотношения. Необходимо отметить, что в отечественной психологии понятие единой, целостной самооценки не получило своего развития: большинство исследований посвящено изучению частичной самооценки, которая, будучи фактором саморегуляции человека, не позволяет судить о сути отношение человека к себе.

В процессе формирования глобальной самооценки проявляют такие механизмы действия как проекция осознаваемых качеств на внутренний эталон; мысль человека о самом себе, в той мере, в которой определенные аспекты его «Я» соответствуют желаемым свойствам, соотношение реального «Я» с идеальным; отражение субъект Объектом информации о себе с точки зрения определенной системы ценностей; личное мнение о собственную ценность, отражающий субъективную значимость «Я», оценка своих характеристик, способствующих или препятствующих самореализации, оценка реализации собственного «Я»; своей успешности.

Анализ психологических механизмов формирования глобальной самооценки позволяет, вслед за И. С. Коном, утверждать, что в ее основании проявляются такие процессы, как усвоение субъектом внешних оценок (это может быть и непосредственное отражение чужих оценок, и ориентация на того, кто генерализации другое), социальное сравнение по признакам «лучше - хуже» или «похож - не похож» и самоатрибуция, когда человек формирует отношение к себе и свои внутренние состояния, наблюдая и оценивая свое поведение в различных ситуациях. Традиционно глобальная самооценка рассматривается как производная от ее частных самооценок. Выделяют три подхода к описанию механизмов формирования глобальной самооценки из частных самооценок: глобальная самооценка как конгломерат частных самооценок, связанных с различными аспектами Я - концепции; как интегральная самооценка частных аспектов, взвешенных по их субъективной значимости; как иерархическая структура, включает частные самооценки, интегрированные по сферам личных проявлений и в комплексе составляющих обобщенного «Я», содержится вверху иерархии.

В психологии самосознания заметные расхождения относительно содержания глобальной самооценки. Она рассматривается как переживание, стойкое ощущение, пронизывающее «образ Я»; как стойкое ощущение собственного «Я», содержит ряд специфических модальностей, которые различаются как по эмоциональным тоном переживания, так и по семантическому содержанию, как система переживаний, включенных в процесс самосознания , что отражает внутренние ценности личности, принятые ею в отношении самой себя, как аффект на себя, связан со степенью удовлетворенности своими действиями, результатом реализации намеченных целей, как чувство самодовольства - неудовлетворенности собой, как чувство собственного достоинства, как аффективно - моторный эквивалент, сливается с общим приветственным фоном организма, как эмоционально окрашенный состояние лица, ощущение собственной ценности и т.п..

Самоотношение как смысловое образование имеет для субъекта непреложную значимость. Всякая его изменение связано с внутриличностными конфликтами, сопровождается переживанием угрозы разрушения самоидентичности. Поэтому оно активно защищается, поддерживается субъектом. На базовую потребность защиты аффективного компонента самосознания указывает практически каждый его исследователь. Проведенный в середине XX века пересмотр теории психологических защит показал, что описанные З. Фрейдом защиты раскрывают базовые механизмы сохранения позитивного отношения лица к себе, ее чувство собственного достоинства.

Защита самоотношения часто сопровождается такими процессами, которые искажают восприятие субъектом собственного опыта, находят свое разрешение в аффектах неадекватности, аддиктивное или асоциальному поведению. Вместе с тем, это предохраняет от саморазрушения, потери самоидентичности. Исследование психологической природы защиты самоотношения, выявление факторов, обуславливающих ее стиль, выявление личных ресурсов, позволяющих преодолеть защитные способы поведения, построить зрелое отношение человека к себе, является необходимым условием исследования закономерностей становления зрелой личности.

Потребность в позитивном отношении к себе как источник защиты «Я» является предметом изучения не только отдельных исследователей, она обнаруживает свое органическое место в теоретических концепциях большинства психологических школ.

Конкурирующими теориями объяснения психологической природы защиты самоотношения является теория самопостийности и теория самости [4]. Центральным объяснительным понятием первого направления является мотив самоуважения или мотив возвеличивания «Я», второй - потребность в постоянном, устойчивом самоотношении или мотив верификации. В основу первого мотива положено представление об универсальном стремление человека к высокой самооценке, в основу другой - стремление к «самопидтвердження» или «идентичности».
Доминирующим в современной психологии является представление о том, что человек активно стремится поддержать положительное самоотношения. Ярко такая позиция представлена ​​в работах И. С. Кона. Самоуважение, с этой точки зрения, имеет непосредственную связь с мотивационной сферой личности. Мотив самоуважения как стойкий и сильный мотив - это потребность максимизировать положительные переживания и минимизировать негативные установки в отношении к себе.

Человек не всегда стремится сохранить позитивное отношение к себе, в литературе описаны факты, когда человек упорно отстаивает негативный «образ Я», не стремится менять этот образ даже в случае положительных внешних оценок. Тогда, в случае успеха, она активно защищает имеющуюся самоуважение, возлагая ответственность на везение, а при неудаче - на отсутствие у себя способностей. Так, К. Роджерс пишет, что существуют люди, которые стремятся сохранить негативнее самоотношение и поддержать свое ничтожество, даже вопреки реальным успехам. Наиболее органично такое объяснение представлено в концепции когнитивного диссонанса. В психологической литературе описан особый мотивационный механизм защиты отношение к себе, когда люди стремятся сохранить имеющуюся самоуважение даже тогда, когда им присущ ярко выраженный негативный тон. В основе данного механизма зачастую оказывается потребность человека в стабильности.

Самоотношение каждого человека присуща индивидуальная специфика, которая проявляется в том числе и в стиле его защиты. Подробно понятие «стиль защиты самоотношения» описано А. Т. Соколовой, которая определяет его как относительно постоянную и индивидуально очерченную у каждого человека систему внутренних и внешних «психотехнических» действий, нацеленных на «снятие» конфликта в сфере самосознания так, чтобы обеспечить сохранность ( частичное или полное) положительной установки на адрес «Я» [9].
Можно выделить три аспекта защиты самоотношения лица: на уровне аутокомуникации, организаций структурных компонентов и направленности социальной активности. Реализуя защитную функцию самоотношения, внутренний диалог имеет сложную структуру, в основании которого лежат три наиболее существенные характеристики: «доминирование - подчинение», «критика - защита» и «дружественность - враждебность».

Необходимо отметить, что выделение микрои макроструктурными уровней анализа самоотношения осуществляется на основании разрешения в последнем процессуального и результативного аспектов. Микроструктурных анализ процессуального аспекта самоотношения субъекта при этом обращен к внутреннему диалогу, а макроструктурный анализ - в изучении отношения к себе как результата осмысления себя как субъекта тех или иных жизненных отношений. Наконец, защита самоотношения тесным образом связан с характером взаимодействия его структурных компонентов. Защитные возможности отношение лица к себе заложены уже в его собственной строении.
Данное исследование проводилось в интегрированных студенческих группах Университета «Украина», где учатся здоровые студенты и студенты с инвалидностью по методике «Незаконченные предложения» (Сакс, Леви) и опросник самоотношения (Столин - Пантелеев). Выборку составили 54 человека.

Выявлено, что в среднем по выборке больше преобладают внутриличностные конфликты из таких показателей, как нереализованные возможности 1,3 ± 0,16; 1,15 ± 0,09, отношение к родителям 1,3 ± 0,18, отношение к себе 1, 03 ± 0,19, страхи и опасения 1,45 ± 0,12, сексуальные отношения 1,0 ± 0,15, чувство вины 1,55 ± 0,15.

В самоотношение есть тенденция к занижению самоотношения по шкалам «Ожидаемое отношение от других», «Самопонимание» и «Отношение других».

Корреляционный анализ на значительном уровне (p <0,05, р <0,01) показал взаимосвязь между внутриличностными конфликтами и самоотношения. Глобальное самоотношение имеет высокий обратную корреляционную связь с отношением к будущему (-, 90), к одногруппникам (-, 68). Самоуважение коррелирует с отношением к будущему (-, 76), в вышестоящих лиц (-, 64), к одногруппникам (-, 67). Аутосимпатия коррелирует с отношением к одногруппников (-, 74), чувством вины (-, 76). Самоинтерес коррелирует с отношением к будущему (-, 81), к одногруппникам (-, 65). Самопринятие - с отношением к будущему (-, 89), сексуальными взаимоотношениями (-, 80), отношением к матери (-, 82). Самопослидовнисть коррелирует с отношением к лицам противоположного пола (-, 62). Самообвинения - с отношением к себе (-, 82), с отношением к подчиненным (-, 63), в вышестоящих лиц (-, 62), к прошлому (-, 70), к семье (-, 63), с чувством вины (-, 86). Самоинтерес коррелирует с отношением к будущему (-, 92), к одногруппникам (-, 92). Самопонимания - с отношением к отцу (-, 65), к будущему (-, 71), к семье (-, 76), к одногруппникам (-, 76).

Итак, на самоотношение наибольшее влияние имеет отношение к будущему и к одногруппникам, что характерно для этого возрастного периода. Учитывая, что самоотношение во взаимосвязи с личностными притязаниями, планами относительно своего будущего является специфическим механизмом опережающей регуляции жизнедеятельности, имеет мотивационный эффект и выступает ориентирами для изменений в жизни, такие образования должны быть постоянным предметом коррекционной работы, программ психологического сопровождения обучения студентов.

Неадекватное самоотношение и жизненные притязания препятствуют развитию личностного потенциала, социально - психологическом развитии человека, закрепляют неуверенность, пониженную самооценку, провоцируют появление комплексов неполноценности, отрицательных черт характера (агрессивности, зависти, неискренности) или отказ от жизненных перспектив, что подчеркивает важность согласования своих возможностей по имеющимися желаниями и условиями, поскольку органическая взаимосвязь временного и смыслового измерений образа «Я» и своего будущего, является составной представлений личности о мире и себя в этом мире, выступает необходимой предпосылкой становления согласованной жизненной перспективы.

Исходя из принятой в отечественной психологии позиций к изучению жизненных перспектив, связанных с развитием субъекта и становлением его личности, где решающим фактором превращения своей жизни является активность и творчество личности, наличие и развитость жизненной стратегии является важным показателем того, насколько человек является субъектом своей жизни [13, 14]. А согласно теории постановки целей Локка, описывающей влияние сознательно поставленных человеком целей на процесс и результат ее деятельности, цели, которых пытается достичь человек, направляют и мотивируют усилия для их реализации.
Категория: Психология и педагогика | (20.02.2013)
Просмотров: 2293 | Рейтинг: 0.0/0